Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Украина методично уничтожает средства ПВО армии РФ в российском тылу и на оккупированных территориях — эксперты рассказали, с какой целью
  2. «Я же у Гриши просто вырвал Марго из рук». Большое интервью с супругом Маргариты Левчук после новости об их свадьбе
  3. Российские СМИ вольно интерпретировали слова Медведева, но тем самым подтвердили истинные цели в войне: «Украина исчезнет до 2034 года»
  4. Почему Лукашенко ввел безвиз с «недружественными» странами? Спросили у эксперта
  5. Силовики ищут даже удаленные фото. Рассказываем, где их можно найти
  6. Беларусь вводит безвизовый режим для 35 стран Европы. Вот список государств
  7. Если вы покупаете товары на AliExpress, Ozon или Wildberries, то есть риск, что шопинг для вас подорожает. И вот почему
  8. Зачем такие ограничения и как долго они будут? МИД Литвы прокомментировал «Зеркалу» запрет на въезд авто с беларусскими номерами
  9. Литва запрещает с 18 июля въезд легковушек на беларусских номерах. Но есть исключения
  10. Огромное озеро у парка Челюскинцев, у ТРЦ Palazzo — море. На Минск обрушился сильный ливень
  11. Похоже, к 30-летию Лукашенко во власти окончательно оформляется его культ личности. Мы нашли документ с подтверждениями
  12. ГПК: После вступления в силу ограничений Литва развернула в Беларусь шесть легковушек. Литовская сторона приводит цифру выше — более 26
  13. Что российские «Шахеды» делают в небе над Беларусью? Разбираем основные версии и рассказываем, насколько они опасны


Грэм и Мора Бэтсманы из Британии сейчас находятся в Витебске, где в июне родилась их дочь от суррогатной матери. Но радость от появления ребенка омрачена «бюрократическим адом», в который угодили молодые родители. Оформление документов для девочки может затянуться еще на три месяца — за это время Грэм рискует потерять работу на родине. Вдобавок визы супругов истекают 19 августа, и после этого им грозит депортация из Беларуси. О юридических проблемах, с которыми столкнулась британская пара в нашей стране, написала The Daily Mail.

Новорожденный малыш. Фото: Reuters

«Дочь назвали Беллой — в честь страны, где она родилась»

Супруги из Лондона, 37-летний Грэм Бэтсман и его 41-летняя жена Мора, хотели завести ребенка, но забеременеть естественным путем у женщины не получилось из-за проблем со здоровьем, а шансы на успешное ЭКО врачи оценили как невысокие. Тогда британцы решили рассмотреть вариант суррогатного материнства.

В Великобритании эта услуга стоит недешево — 50 000 фунтов стерлингов (около 58 тысяч долларов), в США — еще дороже. Чтобы сэкономить, британцы стали изучать предложения в Восточной Европе и остановились на Беларуси, где условия им показались самыми подходящими.

В феврале 2022 года, еще до российского вторжения в Украину, Грэм и Мора приехали в нашу страну и обратились в витебскую клинику «Бина», где после дополнительных обследований и медицинских тестов получили добро на процедуру.

В августе 2023 года эмбрион был успешно имплантирован суррогатной матери, а 30 мая 2024-го, незадолго до рождения дочери, пара снова приехала в Беларусь, чтобы забрать ребенка. Девочку назвали Беллой — в честь страны, где она родилась.

«Мы приехали сюда на автомобиле, потому что прямого рейса не было, а мы хотели взять с собой детское автокресло, коляску и всякие другие мелочи», — объяснил Грэм.

В течение десяти месяцев британцы платили суррогатной матери около 275 фунтов (320 долларов, или 1000 рублей) ежемесячно и покрывали ее необходимые расходы, а также перечислили 13 000 фунтов (15 тысяч долларов) уже после рождения ребенка.

«Потраченные впустую три дня жизни»

Но, прежде чем пополнившееся семейство сможет вернуться домой, Белле необходимо оформить британские документы, в частности, получить паспорт, — а это оказалось куда сложнее и дольше, чем ожидали Бэтсманы. Ситуацию, в которой они оказались, сами супруги описывают как «бюрократический ад».

Чтобы как-то ускорить процесс, Грэм заплатил 3000 фунтов (3470 долларов) одной из фирм в Великобритании — «помогаторов» для иммигрантов в эту страну. Компания прислала ему целый перечень шагов, которые необходимо выполнить для легализации дочери, — он состоит из 19 пунктов.

«Этот список составляло то ли Министерство внутренних дел, то ли кто-то еще на основании законов Великобритании, но Беларусь не подчиняется британскому законодательству», — говорит мужчина.

По его словам, одной из самых больших проблем стало получение нотариально заверенного согласия беларусской суррогатной матери и ее супруга.

«Местные нотариусы разворачивали нас, потому что документ составлен на основании британских законов, а они поставят печать только на бумагу, оформленную по беларусским правилам. Это были потраченные впустую три дня жизни», — жалуется Грэм.

Получение свидетельства о рождении Беллы заняло еще три с половиной недели, и теперь его необходимо перевести на английский язык.

Паре также пришлось предоставить письмо с объяснением причин, по которым они выбрали суррогатное материнство в Беларуси, медицинские документы и доказательства своего пребывания в нашей стране, включая билеты на самолет, бронь гостиницы и страховые полисы.

Кроме подачи заявления в МВД Британии, чтобы оформить документы для дочери, супругам еще нужно заплатить регистрационный сбор в размере 1214 фунтов (1400 долларов) и дополнительные расходы на паспорта. При этом Грэм жалуется на возню с копиями и на весь процесс легализации, который в Великобритании «представляет собой сущий бардак».

По его подсчетам, в общей сложности уже пришлось потратить на все около 45 000 фунтов стерлингов. Еще больше супругов пугают затянувшиеся сроки — конца бюрократическим процедурам пока не видно. Все это время, вот уже шесть недель, Грэм и Мора находятся в Витебске, и их предупредили, что оформление бумаг может занять еще три месяца.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: translate.by
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: translate.by

Не разрешают работать в Беларуси удаленно

Мужчина уже взял на работе отпуск на шесть недель, потом продлил еще на две, что «не очень устроило» его компанию, где он работает экспертом по кибербезопасности. Но теперь наниматель (название Грэм не уточняет) требует вернуться на работу к 15 июля, в противном случае он рискует потерять место.

Работать удаленно, находясь в Беларуси, молодой отец не может: таково требование британского МИД, где нашу страну считают «неблагонадежной». Ему даже не разрешили привезти в Беларусь свой рабочий ноутбук.

Грэм уже обратился в посольство Великобритании в Беларуси с просьбой ускорить процесс, но не возлагает на это больших надежд в своей «адской битве» с чиновниками.

Единственная альтернатива — вернуться в Лондон одному и оставить Мору с новорожденной Беллой в Беларуси, но на такой шаг британец тоже не готов: он не хочет, чтобы жена была вынуждена в одиночку присматривать за ребенком, к тому же витебская квартира находится на четвертом этаже, а лифта в доме нет.

В довершение всех бед срок действия 90-дневных туристических виз Бэтсманов истекает 19 августа, а значит, что после этой даты их могут оштрафовать и депортировать из Беларуси.

К слову, даже если их заявка будет одобрена вовремя, Грэму и Море предстоит нелегкий путь обратно в Великобританию, на котором им придется пересечь несколько границ. А на родине пара должна будет получить через суд постановление о родительских правах — этот документ обойдется еще в 255 фунтов стерлингов (около 300 долларов).

«Желающие иметь ребенка сделают все, что в их силах»

Грэм всей этой ситуацией крайне недоволен. Он зол, что его заставляют «бросить ребенка и жену на бог знает сколько недель и месяцев, чтобы сохранить работу», критикует британские иммиграционные службы, которые «безо всякой причины превращают жизнь в ад», и жалуется на «несправедливое обращение».

«Вероятно, кто-то будет нас осуждать и спросит: „Почему именно Беларусь?“, но ведь мы приехали сюда еще до войны. Некоторые люди просто хотят иметь ребенка, а до политики им нет дела», — рассуждает британец.

Отвечая на вопрос, посоветует ли он пользоваться услугой суррогатного материнства в Беларуси, Грэм выразил уверенность, что «желающие иметь ребенка сделают все, что в их силах», причем такая процедура везде будет стоить дорого и более-менее одинаково в любой стране.

«Мы начали все это два с половиной года назад и с тех пор ведем постоянную борьбу. Я уверен, что однажды все наладится, но пока хорошего мало», — резюмирует мужчина.