Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Огромное озеро у парка Челюскинцев, у ТРЦ Palazzo — море. На Минск обрушился сильный ливень
  2. Литва запрещает с 18 июля въезд легковушек на беларусских номерах. Но есть исключения
  3. «Я же у Гриши просто вырвал Марго из рук». Большое интервью с супругом Маргариты Левчук после новости об их свадьбе
  4. Украина методично уничтожает средства ПВО армии РФ в российском тылу и на оккупированных территориях — эксперты рассказали, с какой целью
  5. Беларусь вводит безвизовый режим для 35 стран Европы. Вот список государств
  6. Что российские «Шахеды» делают в небе над Беларусью? Разбираем основные версии и рассказываем, насколько они опасны
  7. Почему Лукашенко ввел безвиз с «недружественными» странами? Спросили у эксперта
  8. Российские СМИ вольно интерпретировали слова Медведева, но тем самым подтвердили истинные цели в войне: «Украина исчезнет до 2034 года»
  9. Похоже, к 30-летию Лукашенко во власти окончательно оформляется его культ личности. Мы нашли документ с подтверждениями
  10. Зачем такие ограничения и как долго они будут? МИД Литвы прокомментировал «Зеркалу» запрет на въезд авто с беларусскими номерами
  11. ГПК: После вступления в силу ограничений Литва развернула в Беларусь шесть легковушек. Литовская сторона приводит цифру выше — более 26
  12. Силовики ищут даже удаленные фото. Рассказываем, где их можно найти
  13. Если вы покупаете товары на AliExpress, Ozon или Wildberries, то есть риск, что шопинг для вас подорожает. И вот почему


Для женщины рождение ребенка оборачивается не только обретением новой роли как матери, но и нередко потерей старого статуса — профессионального. Во-первых, работодатели могут не захотеть иметь дело с сотрудницей, «потерявшей» сноровку и два-три года опыта. А во-вторых, и сами женщины переосмысляют свою карьеру: иногда — по велению души, иногда — из-за необходимости совмещать ее с воспитанием детей. «Зеркало» поговорило с беларуской, чей профессиональный путь перевернулся с ног на голову именно после декрета, — рассказываем ее историю.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com / shurkin_son
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com / shurkin_son

Имя собеседницы изменено в целях безопасности.

«В декрете побыла, наверное, года два. А потом начались проблемы»

Татьяна закончила школу в начале 2000-х. Сразу после получения аттестата девушка даже и не думала никуда поступать. Сначала — потому что родила дочку и решила подождать, пока она подрастет. А потом — потому что стало нужно еще и ухаживать за тяжелобольной матерью. Когда той не стало, ребенок подрос и пошел в сад, можно было подумать о получении профессии. Мук выбора Татьяна не испытывала — сразу остановилась на медицине.

— Из-за моей семейной ситуации понимала, что мне не хватает знаний, чтобы в случае чего ухаживать за близкими людьми. Поступила в колледж на сестринское дело, отучилась и после распределения попала в детскую поликлинику участковой медсестрой, — вспоминает собеседница. — Работа, в принципе, интересная и мне нравилась. В основном благодаря общению с детьми: они очень разные и потешные.

При этом в обязанностях была своя специфика. По словам Татьяны, приходилось и сидеть на приеме с врачом, и делать прививки, и заполнять документацию, а потом, по прошествии рабочих часов, еще и ходить по домам, чтобы навещать некоторые семьи. Например, патронажные — те, где у детей были серьезные проблемы со здоровьем.

— Поэтому работа медсестрой, конечно, отнимала много времени. В таком режиме я прожила четыре года, а потом познакомилась с мужчиной, вышла замуж и родила второго ребенка, — рассказывает Татьяна. — В декрете побыла, наверное, года два. А потом с мужем начались проблемы: он «подсел» на игровые автоматы, чуть ли не вещи из дома выносил. И я поняла, что денег не хватает.

Из-за того, что на Татьяне было уже двое детей, а младший сын еще оставался совсем крохой, она стала пробовать найти подработку около дома. Вариантов оказалось немного: беларуска живет в небольшом городе поблизости от Минска и единственное предприятие, которое там есть, делало оборудование для других производств. От медицины, мягко говоря, далековато, но Татьяна решила попробовать: авось возьмут хоть кем-нибудь.

— Изначально спросила, могу ли быть им как-то полезна, хоть уборку делать или что-то такое. Они отказали. А буквально через пару месяцев я пришла в поликлинику, и мне рассказали, что приходила женщина из этого предприятия и говорила, что там как раз ищут уборщицу. Я подумала, деньги лишними не будут — пойду посмотрю. Вот и пошла, — улыбается женщина. — Но работа оказалась тоже нелегкая: убирать-то нужно было производство. То есть тот же пылесос там не обычный, а промышленный.

Тем не менее Татьяне все нравилось, особенно график. По ее словам, на предприятии не считали, сколько времени она поработала, «спрашивали» за результат. Поэтому она приходила трудиться утром, пока дети еще спали, и потом еще раз — вечером, когда те уже ложились спать.

— А зарплату они платили хорошую. Те же деньги я получала, работая медсестрой с утра до вечера. И все равно старую работу я оставлять не хотела и уже собиралась на нее выходить, но ребенку не дали садик, хотя обещали. Вышло так, что утром я не успевала на работу, если бы приводила сына в сад, а если бы я брала себе вторые смены, то не успевала бы его забирать, — поясняет беларуска. — Так и встал вопрос, что работу, похоже, придется менять насовсем.

«Работы взвалят за троих, а платить будут одну зарплату? Нет, такого мне уже не хочется»

На мужа, по словам Татьяны, рассчитывать было нечего: к тому моменту ей уже стало понятно, что они вот-вот разойдутся, и «доверия к нему не было». Поэтому она попросилась оформить ее уже не по договору подряда, а как штатную сотрудницу на полную ставку. Предприятие пошло навстречу — на какое-то время Татьяна стала уборщицей на полный день.

— В общем, вся жизнь изменилась из-за того, что ребенка в сад не взяли. И так я работала, может, чуть больше года, точно уже не помню. Родственники, конечно, были в шоке: «Как это ты из медицины ушла? Ты что, уборщицей пойдешь работать?» — вспоминает Татьяна реакцию близких. И рассуждает: — Ну я же не ворую. Значит, какая разница? Я же зарабатываю. При этом у меня больше свободного времени, а зарплата такая же. То есть получается, что я даже еще выгоднее устроилась.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Polina Tankilevitch
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Polina Tankilevitch

Со временем Татьяна освоилась на новом месте, стала больше узнавать, чем занимаются ее коллеги на производстве. И ее заинтересовали задачи одного из сотрудников, который работал слесарем и собирал комплектацию для оборудования.

— То есть разные винтики, детальки, шайбы собирал по пакетикам и коробочкам, чтобы все это было упаковано, — объясняет собеседница. — Как раз предприятие стало расширяться: пошли заказы, увеличились объемы производства, и этому сотруднику нужна была помощь. Он говорит: «Пойдешь мне помогать?» Я согласилась — вроде свободное время есть и интересно было. Получается, теперь я приходила на уборку, потом шла домой, отводила ребенка в детский сад, возвращалась к ним, помогала на этой комплектации, после чего снова убирала и уходила.

Совмещая, по сути, две должности, Татьяна поработала еще несколько лет. А потом решила оставить уборку и стала «слесарем механосборочных работ».

— Заработок пошел вверх, и я так посмотрела, что стала получать еще больше даже, чем в поликлинике. И не сказать, что мне неинтересно: со временем поняла, что мне это тоже нравится, — признается беларуска. — Да и от медицины я тоже недалеко ушла: все-таки работаю на производстве, а это всегда ведет к травматизму. То тут, то там оказываю неотложную помощь. Я добрый человек: никому не откажу, если кто-то придет с вопросами по здоровью, посоветоваться.

С мужем Татьяна в итоге разошлась. Проблема с садиком тоже давно решена: младший сын Татьяны уже подросток — и они уже вместе размышляют, какую профессию ему выбрать после школы. Но беларуска даже и не думает увольняться с производства, где отработала в сумме больше десяти лет.

— Если честно, никогда не думала, что я уйду из медицины. Мне очень нравилось учиться, — говорит Татьяна. — Но на то, чтобы вернуться, уже не рассчитываю. Я же ушла из профессии, отработав меньше пяти лет и не получив категорию. Такие кадры в частных центрах, как правило, не нужны. Девчонки, с которыми мы раньше работали, до сих пор зовут вернуться, и в государственных поликлиниках на самом деле нехватка кадров. Но это же значит, что работы взвалят за троих, а платить будут одну зарплату. Нет, такого мне уже не хочется. Тем более сейчас, если на производстве завал и надо остаться после конца рабочего дня, мне это время оплатят. Бывает, доходит до 3,5 тысячи рублей.

В поликлинике, как говорит Татьяна, «будешь больше смотреть чужих детей, чем заниматься своими». И получать к тому же меньше.